?

Log in

No account? Create an account

imhoart


Палитра творческой души

Мы уже победили! Просто это еще не так заметно!) (БГ)


Previous Entry Share Next Entry
Петровна и Филипп. Часть 3
It's me
imhoart
Прошел еще месяц, Петровна вернулась к своей прежней жизни. С утра пила чай, потом шла на огород, потом возилась с оставшимися курами, обедала, собирала ягоды, варила варенье (непонятно для кого), вечерами сидела у окна и думала, вспоминала молодость свою. И не было ей ни одиноко, ни скучно. В сторону Филиппа она старалась не смотреть, но не смотреть было сложно, потому что стоял он на самом видном месте. И хоть не светился его экран и был покрыт кружевной салфеткой, которая казалась бельмом на огромном глазу, но Петровне Филипп, Филя, как она ласково его называла, казался живым и умоляющим о помощи. Его же создали для того, чтобы он людям что-то рассказывал, показывал, а он не мог, не исполнял своего предназначения, и оттого сильно страдал. А из-за этого страдала и Петровна.

Пострадала она еще немного и решила действовать. До ближайшей деревни, в которой еще кто-то жил, было километров восемь. Раньше Петровна могла такое расстояние преодолеть часа за полтора, быстрая она была на ноги. А сейчас сил уже было поменьше, поэтому и вышла она засветло. К обеду, когда стала Петровна уже уставать, показалась соседская деревня. Там людей было тоже не очень много, но 3-4 дома были еще заселены. Доживали в них такие же старушки, как и Петровна, одинокие и всеми забытые. К одной такой она и постучалась.
   Лидию Федосеевну Петровна знала давно, еще когда ее сын ухаживал за дочкой Лиды. Встречались дети долго, но что-то у них не заладилось, и постепенно молодые расстались, каждый пошел своим путем. Лидина дочка вскоре вышла замуж и уехала в город, как это делала вся молодежь. Уехала одна, Федосеевна с зятем как-то не ужилась и вернулась в родную деревню. Встречались Петровна с Лидией Федосеевной редко, но считали себя подругами. А когда встречались, вспоминали неудачное сватовство детей и вздыхали, представляя, как бы они вместе нянчились с внуками. Последние лет пять они не виделись совсем, поэтому Лидия Федосеевна и удивилась, когда на пороге появилась старая знакомая.
   -Чего глядишь? Не узнала что ли? Да я это, Петровна. Неужто так изменилась за столько лет? – Петровна поправила платок.
   -Да узнала, узнала, - Лидия Федосеевна улыбнулась и чмокнула подругу в морщинистую щеку. – Ты проходи, проходи. Устала небось с дороги, сейчас я тебя борщиком накормлю.
   -Да уж не откажусь, - Петровна вздохнула, вытерла ноги об половичок и прошла в комнату. – И устала я, и голодная. А борщик у тебя знатный, помню его. У тебя видно секрет какой-то есть, потому что я нигде больше такого не ела.
   Пока Петровна сидела на диванчике, растирая ноги, Лидия Федосеевна накрывала на стол. Как будто из воздуха на скатерти-самобранке появилась кастрюля дымящегося борща, тарелка с черным хлебом, блюдечко соленых огурцов, банка со сметаной.
   -Да не мечи ты, не мечи, как будто роту солдат кормить собираешься, - Петровна рассмеялась.
   -Не роту, а любимую подругу! – Лидия Федосеевна даже слегка обиделась. – Нечасто ты меня своими посещениями балуешь! Да и сейчас небось по делу такую дорогу прошла, а не просто соскучилась!
   -Давай сначала поедим, а то на голодный желудок и не разговаривается совсем. – И Петровна уселась за стол.
   Некоторое время они ели молча. А после третьей тарелки, когда уже дышать стало тяжело, Петровна решилась, наконец, рассказать о своей беде.
   Выслушав Петровну, Лидия Федосеевна покачала головой. – Значит, и ты теперь этой заразой заболела.
   -Заболела, чего уж теперь говорить. Да и жалко мне его, стоит несчастный такой, серый, молчит все время.
   -Ты что, Петровна, с ума сошла! Это же вещь! Не человек. – Возмутилась Лидия Федосеевна.
   -Вещь, конечно, не человек. Только мне все равно его жалко. Вот я и пришла к тебе, может, посоветуешь чего. – Петровна горестно вздохнула.
   -У моей Светки есть друг один. Руки у него золотые. Он конечно не телевизионный мастер, но починить все может. Думаю, что и твоего друга тоже вылечит. Света давно в гости ко мне собирается, вот я и попрошу, чтобы она своего приятеля с собой прихватила. А когда они ко мне приедут, я их к тебе пришлю. Они на машине будут, им несложно лишний крюк к тебе сделать. Так и решим. А сейчас давай чай пить, - И Лидия Федосеевна пошла на кухню.
  
   Походом своим к подруге Петровна осталась очень довольна. Даже несмотря на то, что потратила она на это целый день и вернулась домой затемно. И Филипп ей показался уже не таким грустным, как раньше. – Не переживай, я врача тебе вызвала, скоро приедет, тебя полечит, - Петровна погладила телевизор. – А пока придется подождать.
   Ждать пришлось долго, почти два месяца. И все эти два месяца Филипп смотрел на Петровну своим серым слепым взглядом, а она очень от этого мучилась. И когда уже мучиться стало совсем невмоготу, Света, наконец, приехала. Со своим другом. «Не обманула Лидушка!» – радовалась про себя Петровна, хлопоча на кухне и накрывая гостям на стол.
   Светин друг оказался действительно мастером на все руки. Он поправил крыльцо, которое уже давно разваливалось, сделал на калитке новый крючок, срубил засохшую яблоню. А вот телевизор починить не смог. –Лампа там сгорела, - объяснил он, - а сейчас таких ламп уже не выпускают. Телевизор старый уже. Я эту лампу с собой заберу, может, в Москве найду такую. Но на это время нужно.
   И Петровна сдалась. После отъезда Светы и ее друга жизнь ей показалась совсем невыносимой. Нет, она конечно делала все, как и прежде, занималась огородом, убиралась в доме, готовила еду, которую почти не ела. Но делала она это без души и без удовольствия. В гостиную старалась вообще не заходить. А если и заходила, то закрывала ладонью один глаз, чтобы не видеть своего погибшего телевизионного друга.
   А потом она заболела. Сначала появилась слабость в ногах, потом начали дрожать руки, вдруг стала кружиться голова. И однажды Петровна поняла, что жить ей осталось недолго. Приняла она эту новость со спокойной душой, грехов за ней не было, долгов тоже. Тревожило ее только одно: что не удалось ей оживить своего друга, что так и будет он стоять, серый и молчаливый, и никогда никому ничего больше не расскажет, ни про Хосе Игнасио, ни про Тайд, ни про пиво «Толстяк».
  
   Но видно не забывает Бог про светлые души. Не забыл он и про Петровну. В тот день, когда она уже решила, что до вечера не доживет, к ней нагрянули гости. И какие гости! Лидия Федосеевна, Света со своим рукастым другом, и … корреспондент местной газеты. Как же тут можно помирать! Надо сначала гостей принять, накормить, напоить, вот Петровна и решила, что помирать еще рано, сползла с кровати и принялась суетиться. Голова, конечно, еще кружилась, руки все еще тряслись, но настроение поменялось. Благодаря запасливости бывшей фронтовички нашлось у Петровны в доме что на стол поставить. И даже наливка калиновая обнаружилась, которая стояла в погребе уже лет десять. Очень она всем понравилась.
   А пока Петровна суетилась и гостей кормила, Светин друг около телевизора возился, что-то там раскручивал, прикручивал, но она старалась в ту сторону не смотреть и не думать, будет Филя жить, или нет.
   Корреспондент местной газеты оказался совсем юным, он вполне мог бы быть внуком Петровны. Белобрысый, с тонкой шеей и огромными синими глазами, он был похож на девушку. Очень стеснялся, все время подкашливал и старался говорить басом, но у него это плохо получалось. К тому же был корреспондент очень худ, и Петровна все время подкладывала ему на тарелку то картошку, то огурчик, горестно при этом приговаривая: «Ну что же тебя в городе родители совсем не кормят, вон, одни кости торчат». - А у меня нет родителей, - почему-то весело заявил корреспондент. – Я сирота. Детдомовский.
   -А где же ты живешь? – Петровна ахнула.
   -Да нигде. Раньше жил в общежитии, пока учился. А как закончил, так меня выселили. Вот сейчас по знакомым болтаюсь, то у одних живу, то у других. Сейчас у Светланы живу, ее муж мне помогает. А я ему. Он в автосервисе работает. – Корреспондент ухитрялся одновременно и говорить и есть то, что ему на тарелку подкладывала Петровна.
   -А сюда ты за компанию приехал?
   -Нет, статью про вас писать в газету. Это мое первое редакционное задание. Жизнь пожилых людей в современной деревне. – Он доел огурец и достал из кармана новенький блокнотик и ручку. – Расскажите про себя.
   Петровна рассмеялась. – Да что рассказывать? Обыкновенная жизнь. Как у всех. Чего про меня писать. Ты лучше про каких-нибудь передовиков производства пиши, или про актеров каких-нибудь.
   -А я про вас хочу. Как вы тут одна живете, в этой глуши? Не страшно? – Корреспондент приготовился записывать.
   -А чего мне должно быть страшно? У меня золота-бриллиантов нету, денег особо тоже. Пенсия только, да и то, на нее одну не проживешь… - Петровна вздохнула.
   -А дети ваши где? – Корреспондент строчил в своем блокноте.
   -Сын у меня на Северном полюсе в экспедиции. А муж на войне погиб. Вот я одна тут и живу.
   -И не скучно вам одной?
   -Да некогда скучать-то. То огород, то дом, дела всегда какие-то найдутся. С Филей только вот беда… - Петровна вспомнила про телевизор и помрачнела.
   -А Филя – это кто? – заинтересовался корреспондент.
   -Это телевизор мой. – Петровна кивнула в сторону гостиной. – Только он сломался давно, вот я и переживаю.
   И вдруг из гостиной послышался голос: «Активия – результат или деньги!»
   «Неужели починил?» – мелькнуло в помутневшем сознании у Петровны, пока она медленно сползала на пол.

   Очнулась она в постели, укрытая огромным пуховым одеялом. На кухне слышался звук льющейся воды, звон тарелок, чьи-то голоса, а у постели дремал юный корреспондент, по-прежнему сжимая в руках блокнот и ручку.
   -Тебя звать-то как, - тихо спросила Петровна.
   -Игорь, - проговорил как будто во сне корреспондент и открыл глаза. - Ой, очнулись уже. Сейчас я всех позову, – и убежал на кухню.
   Через минуту у постели Петровны собрались все – и Лидия Федосеевна, и Светлана, и друг ее, и корреспондент Игорь.
   -Ну и что с тобой прикажешь делать? – грозно начала Лидия Федосеевна. – Чего это ты ни с того ни с сего в обморок падаешь?
   Петровна виновато и счастливо смотрела на своих гостей.
   -Это я от радости. Потому что Филя жив!
   -Ты за телевизор как за живого человека переживаешь! – засмеялась Лидия Федосеевна. И вдруг все остальные тоже начали смеяться. И смеялись долго-долго. А потом долго пили чай с вареньем, разговаривали, Петровна с Лидией Федосеевной вспоминали свою молодость, и всем было очень тепло и хорошо.
Subscribe to  imhoart

  • 1
Спасибо и жду с нетепрпением 4 часть.

Она скоро будет))).

  • 1